Уважаемые зрители!

Хабаровский краевой театр драмы предлагает воспользоваться услугой «Подарочный сертификат». Это отличное решение вечного вопроса «Что подарить»? Подарите близкому человеку радость посещения театра, сохранив при этом возможность выбора спектакля, даты, времени по его усмотрению.

Подарочный сертификат — своеобразный «билет с открытой датой» в мир театра, мечты и праздника! Если Вы не знаете, что подарить своим любимым, близким и родным, то подарочный сертификат «Вечер в театре» станет прекрасным подарком к любому праздничному поводу.

В продаже имеются подарочные сертификаты «ВЕЧЕР В ТЕАТРЕ» номиналом: 500, 1000 и 2000 рублей.

Приобрести подарочные сертификаты вы можете в кассе театра.
Телефон для справок: 30-68-25

Правила приобретения и использования сертификатов.

28 марта 2018

«Яма» и сейчас актуальна: питерский режиссёр покажет Хабаровску новую драму

Петербургский режиссёр Егор Чернышов завершает в Хабаровске работу над новым спектаклем — драмой «Яма» по мотивам повести Александра Куприна. Премьера состоится в краевом театре драмы 6 апреля, сейчас в постановку вносятся последние штрихи перед первым массовым показом. Корреспондент РИА «Восток-Медиа» поговорила с Егором Чернышовым о том, как он расскажет хабаровчанам историю о жизни проституток, есть ли в городах понятие «наш зритель» и каково сейчас живётся кочующим режиссёрам.

Что для вас как для режиссёра стало интересным в ходе работы над «Ямой»? Как вы показываете это произведение?

Есть некая скандальная слава у материала, книга была даже какое-то время запрещена. Интересно, что это работа с низким жанром. Проститутки — это совсем не высший свет: человек спускается в низовую культурную среду, и она за собой тянет огромное количество творчества на эту тему — песен, романсов, баллад. Здесь, в спектакле, будет очень много этой культуры. Все эти тексты я долго собирал, искал, проводилась очень большая работа по их отбору.

Что ещё любопытно? Любопытно, что это 1916 год, разгар Первой мировой, и до революции осталось всего-ничего. И весь этот протестный социальный пафос, который есть у Куприна — он сейчас тоже очень интересен. Потому что сама ситуация жёстко деклассированного общества, класса потребителей и класса обслуги, и та социальная ярость, которая, назревает в обслуживающем классе — вот эта проблема тоже сейчас интересна, она во многом коррелирует с тем, что происходит вокруг нас, с тем обществом, в котором мы живём.

Вы размышляли о том, как это воспримет наш, хабаровский зритель?

Это такое расхожее клише: «Наш зритель — он такой, он идёт вот на это». Но нет: зритель — это я, это вы, мы все очень разные, и нравится нам разное. Любое обобщение сразу приводит к какому-то шовинизму. Понятно, что это немножко упрощает осмысление, но вы поймите, что «наш, хабаровский зритель»… Да нет никакого хабаровского или какого-либо другого зрителя. Я думаю, в каждом городе считают, что у них особый зритель. Но все люди очень разные, здесь не нужно обобщать. Тем более на Дальнем Востоке люди постоянно приезжают и уезжают, здесь зритель как таковой даже ещё не сформировался.

— Тем не менее, какой реакции вы ждёте от зрителя на эту постановку?

— Режиссёр, по большому счёту, рассказчик истории. Он берёт историю, которая ему интересна, и, как и любой рассказчик, начинает её передавать. Естественно, он ставит акценты в тех местах, которые ему кажутся интересными, которые как-то коррелируют с его личным опытом, он расставляет на них акценты. Что ждёт рассказчик? Он ищет взаимопонимания, не более чем. Этого, конечно, и я жду.

— На каких моментах в «Яме» вы сделали акценты?

Основные сюжетные линии, которые есть у Куприна — история Жени, история Любки, которую забрали [из публичного дома], история Тамары с её революцией — они все сохранены и развиваются. Лейтмотивом идёт история Жени, её социальный протест против общества потребления. Пожалуй, это основной сюжет спектакля. В конце будет любопытный диалог героини с автором о том, какой финал нужен произведению. У меня будет открытый финал, который строится на споре автора и героини. В финале у Куприна тоже есть это противоречие, просто я разбиваю его на два голоса.

— По какой инсценировке повести «Яма» вы работали? Или вы использовали несколько пьес?

В последнее время развивается такая интересная тенденция: спектакли ставятся не по пьесам, а по прозе, которая инсценирована каким-то современным автором. Есть, к примеру, Лев Толстой и его «Анна Каренина», а есть Василий Сигарев и «Алексей Каренин». И когда у тебя в произведении два автора, когда ты не строишь авторов по росту, а как бы отстраняешься и даёшь каждому из них высказаться — тогда возникает некий 3D-эффект, эффект объёма. И ты не заморачиваешься, кого же ставишь, а даёшь право голоса обоим авторам. Вот здесь ситуация такая же — с Куприным и Вербиным. Я работаю с пьесой Вячеслава Вербина, и он как автор тоже здесь присутствует. Конечно, не во всём я шёл за ним, где-то я вернул что-то из Куприна, но это вопрос моего диалога с материалом.

Как организована ваша работа в последнее время?

Я сейчас на свободных хлебах. Институт главных режиссёров умирает, театр всё больше и больше становится директорским. Поэтому, естественно, содержать режиссёра театру не по карману — не в плане того, что его не прокормить, а плане того, что любой главный режиссёр привносит с собой художественную политику, а вот эту политику театру не переварить. Потому что ему нужны комедии, нужны какие-то заказные вещи, которые главный режиссёр терпеть не будет, ему это не интересно. Вроде того: «Моя фамилия не может стоять под комедией «Слишком женатый таксист»». Большинству театров с этим не справиться, поэтому многие сейчас работают без главного режиссёра. Мы всё больше и больше становится кочевыми.

Вам это нравится?

В этом есть свои плюсы и минусы. У кочевника очевидный плюс в том, что он всегда в форме. Он не может быть хилым, больным. Но накопления, конечно, не происходит, потому что вся культура накоплена оседлыми народами, кочевники её только переносят. Понятно, что любой новый город, любой незнакомый театр тебя как-то подстёгивает, не даёт раслабляться. Тебе каждый раз нужно доказывать, что ты не верблюд, на новом пространстве. А, сидя на одном месте, ты уже доказал это однажды и можешь расслабиться. Естественно, когда ты знаешь людей, когда ты знаешь, что они сыграли — ты лучше можешь подобрать материал, который будет интересен не только тебе, но и актёру, чтобы и он развивался. Тебе не нужно тратить время на притирку, на знакомство, ты можешь с первой репетиции начать заниматься творчеством.

Вы пока не обсуждали с театром драмы вашу дальнейшую работу?

Пока нет. Театр не знает меня, не знает, что я сделал. Покажем одну работу, а потом посмотрим.

ИсточникВосток Медиа

Уважаемые зрители!

Важная информация для зрителей  КГАУК « ХКТД»:

Обращаем Ваше внимание, что с целью соблюдения мер предосторожности, направленных на недопущение распространения коронавирусной инфекции (COVID-19)

в театре действует перчаточно – масочный режим.

Пожалуйста, не забудьте взять с собой в театр маску и перчатки для себя и своего ребенка!

Также очень важно соблюдать социальную дистанцию (1,5 — 2 метра).

Зрители, у которых обнаружится температура выше 37,0 °C  на спектакль  НЕ ДОПУСКАЮТСЯ!

Для нас очень важно, чтобы каждый зритель, и каждый сотрудник театра был здоров, поэтому будьте внимательны к себе и окружающим.

 Будьте здоровы, до встречи  в театре!

Администрация театра

Наверх