Уважаемые зрители!

Хабаровский краевой театр драмы предлагает воспользоваться услугой «Подарочный сертификат». Это отличное решение вечного вопроса «Что подарить»? Подарите близкому человеку радость посещения театра, сохранив при этом возможность выбора спектакля, даты, времени по его усмотрению.

Подарочный сертификат — своеобразный «билет с открытой датой» в мир театра, мечты и праздника! Если Вы не знаете, что подарить своим любимым, близким и родным, то подарочный сертификат «Вечер в театре» станет прекрасным подарком к любому праздничному поводу.

В продаже имеются подарочные сертификаты «ВЕЧЕР В ТЕАТРЕ» номиналом: 500, 1000 и 2000 рублей.

Приобрести подарочные сертификаты вы можете в кассе театра.
Телефон для справок: 30-68-25

Правила приобретения и использования сертификатов.

25 октября 2019

В Хабаровском театре драмы первыми в России поставили мистический триллер

Два, даже три в одном — и мистика, и детектив, и шутки. Хотя призраки – дело нешуточное. Об этом скажет любой, столкнувшийся в реальной жизни с инфернальными пришельцами.
Мистический триллер в Хабаровском театре драмы «Портрет страха» по пьесе Э. Тейлор в переводе Виктора Вебера? Мистика? Ну-ну!
«Нас просто так не испугаешь. Пуганые мы» — читалось на лицах одни хабаровчан. Некоторые мужчины были даже слегка раздражены: «Купились, как последние мумба-юмба, на бисерню, безделицу. А ведь могли бы спокойно парить репу на диване». Но раздражение, как могли, сдерживали, крепко сжимая локоток спутницы: «Наряды тоже нужно выгуливать!».

Портрет
Старинный замок: двери, окно, портрет на стене – все огромных размеров. На этом фоне актеры кажутся меньше, чем на самом деле. Пять человек – пять функций, кто-то убийца, кто-то жертва.
В замок прибывает съемочная группа, которая хочет обнаружить призрака (во время спектакля они проводили спиритические сеансы и вполне успешные).
Ну и главное: где заканчивается любовь и начинается алчность? Готовы мы заплатить за наш комфорт чужой жизнью?
Как органичен был в роли негодяя Питера Симса Виктор Асецкий. Словно всю жизнь только и занимался тем, что расстреливал своих официальных и не очень жен.

Его антитеза, сэр Кристофер Камберстоун (он же Дмитрий Кишко), был более основателен, правдив в силу таланта. Пожалуй, это лучшая работа в спектакле. И если вы спросите, что смотреть в этом спектакле, отвечу, что в первую очередь — работу Дмитрия.
Хорош был и Андрей Краснов, исполнивший роль простого парня по имени Джо, потомка династии конюхов. Получилось. Его коллегам было сложнее. Все-таки лорды и всякие звезды шоу-бизнеса – дело нешуточное.
Анастасии Зарецкой выпала сложная миссия – главная женская роль. Селена Харрис – ось, вокруг которой крутится весь сюжет. Некая отстраненность от действа, особенно в первом акте, хоть и спорна, но в общем-то помогла раскрыть противостояние сэра Кристофера Камберстоуна и Питера Симса. Во втором акте это был уже вполне живой образ женщины в преддверии и профессионального, и семейного фиаско.

Невинная жертва — Терри Коулман (Ксения Огурцова), экстрасенс, вызывающая души мертвецов. Ее убивают, перепутав с Селеной Харрис, из-за курточки. Сапожник, как говорится, без сапог. Вполне убедительно сыграла Ксения, особенно сцену сеанса вызывания духов. Вполне может подрабатывать гадалкой. Спрос, говорят, на эти услуги не падает.
Первый опыт мистического триллера, пожалуй, вполне удачен. Есть и мультимедийные эффекты, и бутылку разбивают о голову Дмитрия Кишко. Да и актерский ансамбль неплох, все участники спектакля держат внимание.

Режиссер
Рискнувший взяться за это непростое для театра дело, мистический триллер, – Максим Кальсин, главный режиссер Магнитогорского драматического театра им. А.С. Пушкина. В Хабаровском театре драмы он в 2010 году поставил комедию «Примадонны». В этом году, помимо мистического триллера, в ноябре будет премьера еще одной его работы, но уже на Малой сцене – комедии «Тест Тюринга».
— Я много где бывал, работал в пятнадцати театрах — от Санкт-Петербурга до Петропавловска-Камчатского. Мне есть с чем сравнивать. Хабаровск поразительно красивый город, ухоженный.
— Тяжело, наверное, ездить по разным городам, ставить в разных театрах? Везде разные актеры, со своим специфичным существованием на сцене.
— Я долго ездил, лет десять, наверное, и просто жил в гостиницах. А потом несколько лет не ездил, из-за того что был режиссером Магнитогорского драматического театра. Театр сейчас на реконструкции, есть возможность снова ездить. У меня такой второй разъездной заход получается.
— Как работалось с хабаровскими актерами?
— Очень хорошо. Актеров я знаю еще по прежним работам. Девочки — новые, молодые, пришли совсем недавно. Было очень хорошо. В свое время, когда я учился в Школе-студии МХАТ, наш мастер Кама Гинкас говорил очень правильную вещь: «Режиссер — это тот, кто помогает или не мешает играть артисту». И вторая часть этой фразы ничуть не менее важна, чем первая.
Театр — настолько вещь органическая. Премьера сродни родам. Желание только одно — поскорее бы это закончилось. Только потом, чрез некоторое время, ты можешь как-то оценить что хорошо, а что плохо.
— Вы лукавите.
— Почему я лукавлю? Я могу понять только через некоторое время, когда падут шоры, спадет напряжение. Я непереносимо волнуюсь.
— «Портрет страха» — мистический триллер…
— Вы назовите театр, где идет похожий спектакль? Не классический детектив, например, Агаты Кристи, не иронический, а вот такой триллер. Такого нет ни в одном из российских театров. Думаю, что для России это совершенно новая история, никто никогда не делал ничего похожего.
Основные сложности — в постановочной плоскости. Наши театры спецэффектами не занимаются. Соответственно, нет специалистов, нет технологий…
— Но специальную бутылку же нашли, чтоб разбить ее о голову актера.
— Если бы вы знали, какая была история с этой бутылкой! Как она делалась! Это тоже был своего рода триллер! В запасе по крайней мере две есть.
— Должно ли быть зрителю страшно?
— Покажите мне того зрителя, которому при просмотре даже гениального фильма ужасов было бы страшно? Хочу, чтобы действо на сцене по-настоящему завлекло зрителей. Чтобы люди в антракте строили свои загадки: ну кто, мол, там главный злодей? Это было бы здорово. При этом надеюсь, что в обморок в зале никто не упадет.
— Перевел пьесу «Портрет страха» Виктор Вебер. В Хабаровском театре драмы идут его пьесы — «Замок Рейвенскрофт» и «Знойные мамочки».
— Он очень интересный человек. Стал поздно этим заниматься. Он мне высылает столько пьес, что я порой читать их не успеваю. Зато Виктор переводить успевает. Такой работоспособности можно только позавидовать.
— Что не нравится в актерах?
— То же, что и в обычных людях. То, что думают об артистах и их недостатках, то и не нравится. Капризность, например. Самовлюбленность. Истеричность. Есть и светлые стороны у всякого артиста — открытость, непосредственность, простодушие. А это великие качества. «Нищие духом наследуют царствие небесное» — в одной умной книжке написано. Актерство отбирает людей, у которых есть именно такая черта.
— Детскость, детская вера?
— Да. Поверили и пошли!

 

Юрий Вязанкин
P.S. Когда готовился этот материал, пришло приятное известие. Александр Сафронов, артист Хабаровского краевого театра драмы, удостоен звания «Заслуженный артист Российской Федерации».

 

Источник — Молодой дальневосточник

Наверх