Уважаемые зрители!

Хабаровский краевой театр драмы предлагает воспользоваться услугой «Подарочный сертификат». Это отличное решение вечного вопроса «Что подарить»? Подарите близкому человеку радость посещения театра, сохранив при этом возможность выбора спектакля, даты, времени по его усмотрению.

Подарочный сертификат — своеобразный «билет с открытой датой» в мир театра, мечты и праздника! Если Вы не знаете, что подарить своим любимым, близким и родным, то подарочный сертификат «Вечер в театре» станет прекрасным подарком к любому праздничному поводу.

В продаже имеются подарочные сертификаты «ВЕЧЕР В ТЕАТРЕ» номиналом: 500, 1000 и 2000 рублей.

Приобрести подарочные сертификаты вы можете в кассе театра.
Телефон для справок: 30-68-25

Правила приобретения и использования сертификатов.

12 сентября 2018

S.O.бачье S.ердце на горячее

В театральном меню Хабаровска новое блюдо — «Собачье сердце». Горячая подача, пикантное содержание и яркое послевкусие. Распробовать булгаковскую классику под оригинальным авторским соусом приглашает Хабаровский театр драмы. Работал над этим трагикомедийным угощением молодой режиссер из Санкт-Петербурга Николай Русский.

Если есть возможность не вставать на пути режиссера за час до премьеры его первого спектакля на большой сцене, лучше этого не делать. В эти минуты даже воздух в пустом еще зрительном зале кажется невыносимо тяжелым, а мимолетные взгляды — особенно колкими. В такой атмосфере не выдержала профессиональная фотокамера, выдавая портретный брак. А мы с фотографом, не привыкшие к театральным страстям, буквально кожей прочувствовали, что такое предпремьерный драматизм.

В Хабаровске о режиссере Русском говорят полярно разное. Одними ему приписывается немногословность, другим он видится весьма содержательным собеседником. Определение «заносчивость» в сторонних характеристиках соседствует с «душевностью». И, кажется, все это действительно про него. В две наши встречи на интервью и премьерной фотосъемке он был действительно полярно разным…

Впервые с Николаем Русским мы встретились за две недели до первого показа «Собачьего сердца». В перерыве между репетициями он успел рассказать, почему принципиально отказывается ставить некоторых авторов, как в 30 лет бросил стабильную работу и пошел учиться на режиссера, и почему для постановки выбрал «Собачье сердце».

— Свой первый спектакль в Хабаровске вы поставили осенью прошлого года. Чем привлек столичного режиссера Дальний Восток?

Спектакль «Аппликации» был поставлен в рамках творческой лаборатории. Это достаточно распространенная практика: театры приглашают разом несколько молодых режиссеров, предоставляют площадку и произведения на выбор, а потом решают, какой из эскизов останется в репертуаре.

— «Аппликации» кажется очень женским произведением. Почему выбрали именно его?

Я ищу интересное для себя не в текстах, а в возможностях его подачи. Автор «Аппликаций» Ася Волошина — замечательный молодой драматург, очень востребованный. Но лично я часто не нахожу общего языка с ее произведениями. А этот материал — совсем другое дело.

Текст очень поэтический, чувственный. В хорошем смысле видно, что это писала женщина. В нем много противоречий, нестыковок и хаоса, и знаете, все это красиво и возвышенно подается. Но на сцене мы сделали несколько иначе: высокое оставили в словах, а на подмостках показали чувства двоих жизненно, отчасти даже приземленно.

— Вы выбрали весьма оригинальную подачу спектакля, за все время на сцене актеры вживую не говорят ни слова. Для чего это было сделано?

«Аппликации» в чем-то даже не театральный спектакль. Была попытка уйти от привычной подачи, чтобы разрушить стереотипы восприятия. Приходит зритель, садится в зал — он готов, что сейчас выйдут актеры, пойдут реплики, героиня обязательно заплачет… А тут этого нет. Ни живой речи, ни линейности сюжета. Впрочем, несмотря на эдакий временной конфуз, впечатление в целом остается хорошее. На мой взгляд, получился легкий, понятный эскиз, который не хочется утяжелять.

— «Собачье сердце» — ваша первая постановка на большой сцене. Почему такой выбор произведения? Материал растиражирован в каком-то смысле его можно назвать попсовым.

Не повториться — это же проще простого. Я видел много постановок «Собачьего сердца», и все они отличны друг от друга. Даже если не брать во внимание режиссерскую трактовку, артисты-то все разные.

— До премьеры еще две недели, спектакль, скорее, готов или нет?

Сейчас то самое время, когда ты должен делать все разом: смотреть, какой длины рукава у платья героини, какого цвета брюки героя, в то же время решать, сколько прожекторов будет в каждой сцене, их направления, цвета, и не надо ли добавить еще парочку. Я репетирую с профессором его отрывок, одновременно подбираю с музыкантом подходящий звуковой эффект. Конечно, это утрированно, но по факту так работает огромная театральная машина. У меня пока плохо получается выдерживать синхронность действий, поэтому я очень сильно злюсь по этому поводу. Сегодня, например, была трудная репетиция.

— Что для вас значит трудная репетиция?

Это когда не получается то, что ты хочешь. Дело даже не в том, что артист не отрабатывает роль или музыка фальшивит — не складывается буквально все. Я ни к кому не могу направить это недовольство, потому что все выполняют свои обязанности. Оборудование хорошее, все настроено, светится, а мне вот не нравится. Не нравится, как свет сочетается с музыкой. Не нравится, как артист ползет по сцене. Не нравится, каким голосом другой артист говорит свою реплику. И что из этого получается — мне категорически не нравится. Вот и мучаемся все (смеется). Когда спектакль обретает свои черты, он начинает мне очень сильно не нравиться. Сейчас это состояние перманентное, эдакие муки творчества.

— В итоге получится светлая история?

Скорее, она в приятном полумраке. Тема серьезная, как ее не поворачивай, но она же не должна обязательно быть мрачной и тяжелой. Мы провели параллель булгаковского произведения с Библией. Господь создал свет и тьму, создал небесную твердь, земную… Он трудился шесть дней, отдохнул и создал человека. Помните, он же подарил человеку Эдемский сад — делай, что хочешь, а я буду заботиться о тебе. Только соблюдай простые правила и не ходи к древу познания. Но человек не захотел признавать зависимость от создателя и потерял свой рай. Он стал смертным, появилась нужда в еде, в работе. С Шариковым же произошло так же, ему была предложена сытая человеческая жизнь, но по законам его создателя. И он не захотел. Если зрители поймут эту линию — будет здорово.

— Какой ваш профессор Преображенский, сумасшедший гений?

Нет, отчего же. Он своеобразный бог, спокойный и хладнокровный. Мы не делаем из него старика. Его исполняет достаточно молодой артист, у которого есть это ощущение холода. Не в смысле равнодушия, а не эмоционального понимания того, что он совершил ошибку.

— Будет ли что-то необычное происходить на сцене?

Шарикова на сцене одновременно играют два актера — мужчина и, как ни странно, женщина. Актриса исполняет роль сознания Шарикова, а актер — это физическое воплощение. Сыграть это достаточно сложно. Декорации в спектакле минималистичны, почти нет мебели. Эффектность достигается иными средствами.

— В 30 лет вы резко поменяли свою жизнь. Вновь пошли учиться, и не повышать квалификацию, а получать образование с нуля. Что вас сподвигло?

У меня было все — и образование, и опыт работы, но то, чем я занимался, мне абсолютно не нравилось. Было два варианта: остаться на своем месте или сломать все. В этой дилемме решающую роль сыграла личность педагога курса.

Я поступил в театральную академию (Санкт-Петербург) на курс Вениамина Михайловича Фильштинского. Это театральный педагог, у которого учились Константин Хабенский, Михаил Пореченков, Ксения Раппопорт. Для меня он чудо природы! Долго обучал актеров, а в один момент набрал режиссерский курс, куда я и попал. Случайно!

Автор —Елена Чагина
Фото — Юлия Савкина, Архив Хабаровского краевого театра драмы

ИсточникГазета Презент

Уважаемые зрители!

Уважаемые зрители!
Обращаем Ваше внимание на изменения в репертуаре.
Назначенный ранее на 19 октября спектакль «Палата бизнес- класса» состоится 9 ноября в 17.00. Билеты действительны.

Подробнее

Наверх