Уважаемые зрители!

Хабаровский краевой театр драмы предлагает воспользоваться услугой «Подарочный сертификат». Это отличное решение вечного вопроса «Что подарить»? Подарите близкому человеку радость посещения театра, сохранив при этом возможность выбора спектакля, даты, времени по его усмотрению.

Подарочный сертификат — своеобразный «билет с открытой датой» в мир театра, мечты и праздника! Если Вы не знаете, что подарить своим любимым, близким и родным, то подарочный сертификат «Вечер в театре» станет прекрасным подарком к любому праздничному поводу.

В продаже имеются подарочные сертификаты «ВЕЧЕР В ТЕАТРЕ» номиналом: 500, 1000 и 2000 рублей.

Приобрести подарочные сертификаты вы можете в кассе театра.
Телефон для справок: 30-68-25

Правила приобретения и использования сертификатов.

28 марта 2019

«ИЗ-ЗА БУЛГАКОВА МЕНЯ МОГЛИ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ ПИОНЕРОВ»

Пришел, увидел, победил. Вот так стремительно, подобно Юлию Цезарю, артист Максим Кушников ворвался в театральную жизнь Хабаровска. Изрядно поколесив по стране, он в итоге добрался до берегов Амура и уже второй сезон служит в краевом театре драмы. Первая же роль на новом месте у актера получилась звездной: он сыграл главного персонажа в историческом спектакле «Муравьев. Граф Амурский».

Теперь редкая премьера в театре обходится без Кушникова. «Аппликации», «Яма», «Собачье сердце», «Мы не одни, дорогая!», «Замок Рейвенскрофт», «Только для женщин»…

И везде Максим очень убедителен. Будь то профессор Преображенский из легендарного произведения Булгакова, инспектор Раффинг из «Рейвенскрофта» или забулдыга Ванька-Встанька из «Ямы».

Между прочим, именно признана лучшей роль Ваньки-Встаньки в ежегодном краевом конкурсе в области театрального искусства в номинации «Лучшая мужская роль».
Впрочем, сам актер героем себя не считает.

- Еще Константин Сергеевич Станиславский говорил: «Театр — искусство коллективное», - заметил Максим Кушников. - Любая награда даже одного актера — это все равно работа всей команды. Что же касается роли Ваньки-Встаньки… Интересно было играть, если брать на сопротивлении. Но я очень сильно удивился, что победу присудили именно мне. Все-таки это роль второго плана. Я на сцене-то появляюсь в «Яме» не часто.
Другое дело — «Замок Рейвенскрофт». Там пашут все! По замыслу режиссера мы все время на сцене в полном составе. Если бы не было такой сплоченности, спектакль бы не состоялся. Может быть, поэтому «Замок» отличился сразу в трех (!) номинациях.
Во-первых, он признан лучшим драматическим спектаклем 2018 года. Во-вторых, Лидия Любимова, сыгравшая в нем Гиллиану, удостоена премии «Надежда сцены». И, наконец, в номинации «Балетмейстер года» победу одержал Андрей Крылов именно за «Рейвенскрофт».
В итоге же получился настоящий детектив. Кстати, когда еще шли репетиции, многие наши коллеги подходили и спрашивали: «Скажите, ну и кто же убийца?» Мы молчали, как пленные партизаны.

- А еще компетентное жюри театрального конкурса высоко оценило спектакль малой формы «Аппликации» (номинация «Событие года»), в котором вы сыграли в паре с Анной Чеботаревой. Как вам вообще работа на малой сцене?

- Мне знакома такая работа. Некоторое время служил в «Театре на Юго-Западе» в Москве: там был зал на 100 человек. В чем сложность работы на малой сцене? Публика очень близко — общение идет тет-а-тет. Поэтому здесь очень важно зацепиться за зрителя и ни в коем случае нельзя ни на что отвлекаться.

Сотовые телефоны выбивают конкретно. Люди этого не понимают. А ведь на малой сцене нужно держать атмосферу. Вроде бы спектакль идет не больше часа, но как он затрачен эмоционально. Я после него дышу, как после пробежки.

- Максим, не так давно вы с коллегами по труппе побывали в Москве и на малой сцене театра Табакова приняли участие во внеконкурсной программе «Маски плюс» театрального фестиваля «Золотая маска-2019», показав публике спектакль «Собачье сердце». Вам удалось достучаться до искушенной столичной публики?

- «Маска плюс» подразумевает обсуждение. После спектакля остаются зрители, критики, филологи… Так вот, наше «Собачье сердце», судя по всему, пришлось людям по душе. Очень положительно отозвался о спектакле президент фестиваля, народный артист России Игорь Костолевский.

Да, и здесь в Хабаровске спектакль тоже приняли. Случалось, что уходили бабушки, которые пришли посмотреть на живых Евстегнеева и Толоконникова. Извините, их уже нет. Хотя фильм с их участием был великолепный — это как раз тот случай, когда экранизация не испортила произведения.

Потому что иногда режиссер вносит такое, что лучше взять и перечитать. Но у нас свое видение. Свое решение. Слава богу, что режиссер Николай Русский знал, чего хотел, и нас заразил этим.

Понятно, что на вкус и цвет товарища нет. Читал где-то в отзывах, как одна учительница повела на спектакль класс, и говорит, что больше они не пойдут. Что ж, это их право.

Лично у меня к учителям неоднозначное отношение еще со школы. Я родился в Таганроге — городе, где всех просто пичкают Чеховым. И так пичкают, что после школы у большинства идет отторжение.

Получается, что учителя навязывают свою точку зрения детям.

Помню, мне еще в 1980-е папа достал книжку в мягком переплете под названием «Мастер и Маргарита». Я додумался принести ее в школу. И тут началось! Отца вызвала «на ковер» наша учительница по литературе, а меня чуть не исключили из пионеров. По дороге домой папа сказал: «Сын, не все то, что происходит у нас дома, нужно нести в школу».

Еще я отлично помню, как нам преподавали «Героя нашего времени». Нужно было отвечать точь-в-точь, как нам давала этот материал учительница. Порой это была такая абракадабра!

- Однако давайте вернемся к театру. На сцене хабаровской драмы вы сыграли главную роль в спектакле «Муравьев. Граф Амурский». Потом был еще «Залив счастье. Адмирал Невельской», в котором вы тоже приняли участие. Как вы считаете, нужны такие исторические вещи театру?

- Безусловно. Не так давно мой однокурсник ставил спектакль в хабаровском ТЮЗе. Он посмотрел и про Муравьева-Амурского, и про Невельского, а потом сказал: «Как будто в краеведческом музее побывал!».

Потому что это наша история. Никто не говорит о какой-то хронологии и конкретики в датах — мы не документалисты. Но люди это смотрят, задумываются о происходящем. Ты понимаешь, есть чем гордиться. Мы здесь не просто так — мы потомки тех людей, которые прокладывали сюда дорогу.

Недаром же кто-то сказал: «Народ, не помнящий своей истории, не имеет права на будущее».

Мне нравится наш театр прежде всего тем, что он универсальный. Мы можем и петь, танцевать, показывать драматические, исторические вещи, есть и классика, и комедия, и новые формы. Считаю, что таким и должен быть современный театр.
Конечно, оценку нашей работе дают зрители: ведь для них мы играем. Кому-то нравится одно, кому-то — другое. Помню, одна моя знакомая со своим молодым человеком пошли на «Мастер и Маргарита». Он булгаковед, она — актриса. В итоге после спектакля они рассорились и разбежались. Настолько не сошлись во взглядах на спектакль.

Арт всегда субъективен. Это нормально, когда кто-то уходит из зала: ну не мое это — зачем смотреть. Дома ведь у телевизора мы переключаем каналы, если что-то не нравится. И, слава богу, что в театре есть спектакли на любой вкус.
- Вижу, что вы безболезненно влились в труппу…

- «Боевое крещение» прошёл в Магадане, где театр гастролировал в начале моего первого здесь сезона. Супруга потом спросила: «Ну как тебе коллектив?» Говорю: «Мне с ними комфортно».

Я много поездил по стране, знаю труппы других театров, снимался в сериалах. Скажу так: здесь сильная труппа, и меня этот организм не отторг (смеется).

Так вышло, что в 2017 году мы с женой Ириной задумались о смене работы. Разослали резюме. Откуда-то пришли официальные ответы на почту, а из хабаровской драмы позвонили. Это подкупило, и мы отправились на разведку.

Было такое условие: приедем летом, осмотримся, познакомимся… Смотрины прошли успешно (улыбается). И вот мы уже второй сезон работаем в театре: я — артист, супруга в должности зав. труппой. Нам здесь нравится, и ближайшее будущее связываем с Хабаровском.
Нравится здесь и нашей девятилетней дочери Маше. Она успела завестись школьными подругами, любит бывать в театрах. Кстати, дочка уже тоже выходит на сцену драмы.

В спектакле «Как боги», премьера которого назначена на 29 марта, у Маши есть небольшая роль. А дебютировала она как раз в «Муравьеве».

Помните, в начале спектакля два мальчика (по замыслу режиссера это как раз юные Коля Муравьев и Гена Невельской) забрались ночью на чердак Михайловского дворца и обнаруживают в сундуке старинные карты, на которых Амур и «Крайний» Восток являются неотъемлемой частью России XV и XVI веков.

Так вот, потом один из юных артистов заболел и его заменила моя дочь. Теперь Маша очень гордится, что играет… папу в детстве (смеется).

ИсточникТихоокеанская звезда

Наверх