Уважаемые зрители!

Хабаровский краевой театр драмы предлагает воспользоваться услугой «Подарочный сертификат». Это отличное решение вечного вопроса «Что подарить»? Подарите близкому человеку радость посещения театра, сохранив при этом возможность выбора спектакля, даты, времени по его усмотрению.

Подарочный сертификат — своеобразный «билет с открытой датой» в мир театра, мечты и праздника! Если Вы не знаете, что подарить своим любимым, близким и родным, то подарочный сертификат «Вечер в театре» станет прекрасным подарком к любому праздничному поводу.

В продаже имеются подарочные сертификаты «ВЕЧЕР В ТЕАТРЕ» номиналом: 500, 1000 и 2000 рублей.

Приобрести подарочные сертификаты вы можете в кассе театра.
Телефон для справок: 30-68-25

Правила приобретения и использования сертификатов.

17 октября 2019

АЛЕКСАНДР САФРОНОВ: «МОЖНО И ПЕНЬ СЫГРАТЬ ГЕНИАЛЬНО»

Новый, 74-й сезон в Хабаровском краевом театре драмы начался с приятного события: пришел приказ о присвоении Александру Сафронову звания «Заслуженный артист РФ». Что ж, награда вполне заслуженная — Александр Андреевич хабаровской драме служит уже 36 лет, а до этого еще играл на сцене города юности, одно время даже преподавал в вузе. Сценически убедителен, заразителен, работоспособен, органичен как в ролях характерного плана, так и в работах, требующих глубины психологического проживания, - именно так говорят о нем коллеги и зрители.

Кстати, о зрителях. Поклонники его узнают и на улице, и в магазинах. Как-то одна женщина долго смотрела на артиста, а потом говорит: «А ведь это вы в Комсомольске Павку Корчагина играли?» Сафронов действительно был задействован в той постановке, правда, в другой роли. Но возражать не стал.

- Самое же потрясающее признание произошло как раз в городе юности, - рассказывает Александр Андреевич. - Пожарный театра дядя Паша постоянно гонял меня за курение. И вот идёт премьера спектакля «В списках не значился», где я играю лейтенанта Плужникова. Потрясающая роль, сложный характер… После спектакля дядя Паша (сам, между прочим, фронтовик) подходит ко мне весь в слезах: «Кури, где хочешь. Скажи, что я разрешил».

- А вы вообще с детства мечтали стать актером?

- Что вы?! Даже театральные кружки никогда не посещал. Помню, в школе, классе в пятом, меня буквально заставили прочитать стихотворение на немецком (этот язык у меня хорошо шел). Так я чуть не умер от страха. Вот такой был стеснительный! До сих пор краснею иногда (смеется).

А вот на сцене мне действительно легче. Потому что это не ты. Психофизика твоя, но это другой человек. Конечно, несу за него ответственность, убеждаю публику, что он живой, но сам при этом как бы вторичен. Получается, личность актера в отсутствии… личности. Чем больше в нем намешено разных типов темперамента, разного опыта, разных взглядов и воззрений, тем, наверное, лучше.

- Говорите, что актером быть не мечтали. Тем не менее после окончания школы пошли не в «политен», или в «железку», а именно в институт культуры…

- Институт культуры в Хабаровске тогда как раз только открылся. Куда-нибудь во Владивосток я бы, наверное, поехать постеснялся. А вот дома рискнул. Тем более интерес к искусству, несмотря на свою стеснительность, все же проявлял. Где-то с класса четвертого при просмотре фильмов вдруг стал обращать внимание на титры: кто художник, кто оператор, кто режиссер, кто актеры…

В голове сразу мелькнуло: так это, оказывается, работа! С тех пор сам сюжет фильма мне особо не интересен. Я смотрю за тем, что делают операторы, как художник выстраивает композицию, что в это время делает актер и так далее. Знаете, мне совершенно все равно — выплывет Чапаев или нет. Зато я смотрю за тем, как существует Бабочкин.

Однако вернемся к институту культуры. Мне повезло с преподавателями. Наш курс набрали великолепные педагоги Демин и Никитин — ученики Марии Кнебель и Алексея Попова, которые, в свою очередь, учились у Станиславского и Немировича-Данченко. Они в нас вложили многое.

А преподавателем кафедры актерского мастерства у нас был Борис Иванович Ильясов, который параллельно служил в хабаровской драме. Личность уникальная! В свое время он снимался в таких фильмах, как «Овод», «Кочубей», «Солдаты», играл Марцелла в «Гамлете».

Учился я прилежно, и по окончании вуза мне предложили остаться на кафедре. Занимался режиссурой и театральной педагогикой, прошел годичную стажировку в Ленинграде. В итоге в родном институте проработал три года. У меня были интересные ученики. Кстати, будущий народный артист Эдуард Мосин, с которым мы потом много лет проработали в драме, мой студент-заочник.

- Александр Андреевич, а каким ветром вас занесло в Комсомольский драматический театр?

- Знаете, теория — теорией, а мне хотелось практиковаться. Поэтому на предложение из города юности откликнулся с радостью. В комсомольской драме у меня сразу все сложилось. Наигрался там вдоволь. Был и Мечиком в «Разгроме», и Арамисом в «Трех мушкетерах», и Колей Плужниковым «В списках не значился»…

Правда, без оплеухи не обошлось. Один из моих дебютных спектаклей в театре был «Король Джон». Поехали с ним на гастроли в соседний Амурск. Выхожу на сцену, произношу монолог своего героя, а в зале гробовая тишина. И вдруг раздаются крики: «Громче!» Это был удар по моему профессионализму. Зато это урок на всю жизнь.

Комсомольский этап запомнился и большими гастролями в Москву и Ленинград. Показывали там «Амур-батюшку», инсценировку к которому написал тогда еще мало кому известный Михаил Задорнов. Ещё я играл Маресьева в «Повести о настоящем человеке». Между прочим, сам герой тогда находился в зрительном зале. Везде встречали нас хорошо.

- Сейчас гастроли в столицу — большая редкость. Тем не менее в прошлом вам посчастливилось принять участие во внеконкурсной программе национальной театральной премии «Золотая маска»…

- Для Хабаровского краевого театра драмы это было действительно большим событием. Ведь мы тогда впервые принимали участие в «Золотой маске». К тому же выступали на сцене Российского академического молодежного театра. Это же сцена второго МХАТа! По ней когда-то ходили Михаил Чехов, Качалов, а теперь вот мы со своим «Бесконечным апрелем». Приняли нас замечательно. В зале собралось много бывших хабаровчан. Впрочем, и любопытные москвичи пожаловали: что там, мол, периферия привезла. Устали мы, конечно, здорово, играли глубокой ночью по хабаровскому времени. Но игра стоила свеч!

- Кстати, как вам работалось с режиссёром «Бесконечного апреля» Евгенией Богинской?

- Отлично работалось. От Жени исходит эстетика покоя. Помню, перед премьерой даже не волновался. Обычно сижу и пытаюсь собраться, прокручиваю обстоятельства. А здесь ничего этого не было. Сам спектакль, конечно, получился необычным, но публика его приняла, и это главное. Коль мы заговорили о режиссёрах, то не могу не отметить и Дмитрия Астрахана. Он все моментально делал. С Дмитрием Ханановичем работалось легко.

- В хабаровской драме вы сыграли более восьмидесяти ролей из репертуара русской и зарубежной классики и современной драматургии и продолжаете быть востребованным. Редкая премьера в театре проходит без вашего участия. А какие роли вам самому ближе?
- Я всеяден. Можно ведь и пень сыграть гениально (улыбается). Конечно, бывает, не со всеми идеями режиссера соглашаешься. Но что поделать, мы люди подневольные. Тем более что режиссер всегда прав.

- Новый сезон театр драмы начал с показа исторического спектакля «Залив счастье. Адмирал Невельской», в котором вы сыграли Николая Николаевича Муравьева-Амурского…

- Такие постановки, безусловно, обогащают репертуар театра. Потому что это наша история. Никто не говорит о какой-то хронологии и конкретики в датах — мы не документалисты. Но люди это смотрят, задумываются о происходящем. Ты понимаешь, есть чем гордиться. Мы здесь не просто так — мы потомки тех людей, которые прокладывали сюда дорогу. Недаром же кто-то сказал: «Народ, не помнящий своей истории, не имеет права на будущее».

- Знаю, что вы родились 7 ноября. Причем в этот некогда «красный день» календаря родился еще один актер театра драмы Евгений Монолатий. Не подшучиваете друг над другом по этому поводу?

- Обычно в этот день Женя дарит мне плитку шоколада, а я ему — бутылку колы. Кстати, мы с Монолатием и по жизни дружим, живем на гастролях всегда в одном гостиничном номере. Он не храпит, я тоже. Вообще, у нас труппа дружная. За все эти годы ни с кем конфликтов не возникало. Я ведь еще застал таких корифеев драмы, как Мирослав Кацель, Елена Паевская… Кстати, из Комсомольска в Хабаровск меня в свое время перетащил тогдашний главный режиссер театра Станислав Таюшев.

- В вашей семье больше нет актеров?

- Бог миловал (улыбается). Хотя сын Валера — тоже творческая натура. В свое время окончил худграф, рисует, лепит и поет… тяжелый рок. У него даже есть свои диски. Мы с ним, кстати, здорово похожи.

… Совсем скоро Александру Андреевичу стукнет 70 лет. Впрочем, на столь почтенный возраст он совсем не тянет. Сафронов бодр, подтянут и готов еще играть и играть… Словом, жизнь продолжается. Театральная жизнь!

Автор: Беседовал Дмитрий ИГОЛИНСКИЙ.

 

Источник — ТОЗ

Наверх